Элитная Литературная Баннерная Сеть LitBN 468x60

пятница, 9 сентября 2011 г.

Лев Николаевич Толстой

Лев Николаевич Толстой
9 сентября 1828 года родился Лев Николаевич Толстой. В память о Льве Толстом любопытные факты о его произведениях.


"Война и миръ" или "Война и мiръ"
До орфографической реформы 1917—1918 годов слово "мир" в разных значениях имело и различное написание : "миръ" - антоним к слову "война", "міръ" - планета, общество. Существует легенда, что Толстой якобы использовал в названии слово "міръ". Однако все прижизненные издания романа Толстого выходили под названием "Война и миръ", и сам он писал название романа по-французски как "La guerre et la paix". Существуют различные версии возникновения этой легенды. 
Согласно одной из них, неоднозначность возникла при первой полной публикации романа. В 1868 году в издательстве М. Н. Каткова выходит книга, на титульном листе которой начертано: "Война и миръ". Сохранился предваряющий это событие документ от 24-25 марта 1867 года, адресованный М. Н. Лаврову — служащему типографии Каткова. Это проект договора об издании романа. Интересно то, что заглавие его в документе — "Тысяча восемьсотъ пятый годъ" — зачёркнуто одной чертой и рукой Л. Н. Толстого над словами «Тысяча восемьсот» написано: "Война и міръ". Но, безусловно, любопытно и то, что в самом начале документа над словами "Милостивый Государь, Михаилъ Николаевичъ" карандашом начертано: "Война и Миръ". Сделано это рукой Софьи Андреевны, очевидно, при наведении порядка в бумагах мужа в восьмидесятые годы. 
По другой версии, легенда возникла из-за опечатки, допущенной в издании 1913 года под редакцией П. И. Бирюкова. В четырёх томах романа заглавие воспроизводится восемь раз: на титульном листе и на первой странице каждого тома. Семь раз напечатано "миръ" и лишь один раз — "міръ", причём на первой странице первого тома. Существует, наконец, ещё одна версия. Согласно ей, легенда произошла от опечатки в оригинальном издании популярного труда Георгия Флоровского. В написании названия романа почему-то использована буква «i». Поддержка легенде была оказана в 1982 г., когда в популярной телепрограмме "Что? Где? Когда?" был задан вопрос на эту тему и дан "правильный" ответ. Эти вопрос с ответом в том же году попали в книгу В. Ворошилова "Феномен игры". 23 декабря 2000 года, в юбилейной игре, посвящённой 25-летию передачи, этот же ретро-вопрос был повторен снова. И снова знатоками был дан тот же ответ — никто из организаторов не удосужился проверить вопрос по существу. 
Следует отметить, что в названии «почти одноимённой» поэмы Маяковского "Война и міръ" (1916) намеренно используется игра слов, которая была возможна до орфографической реформы, но сегодняшним читателем не улавливается. (по материалам Википедии)

Лёв Толстой, Константин Лёвин
Имя Толстого произносилось как Лёв. В прижизненных иностранных изданиях он Lyof или Lyoff. И как бы отстаивая свою "именную" букву, Толстой вставляет её в свою "Новую азбуку" в 1875 году и отводит ей почётное тридцать первое место, между "ѣ" и "э" . У буквы "ё" появилось в "Азбуке" даже текстовое подкрепление: "Гусыня вывела два гусёнка". Однажды Лёв Николаевич лично пострадал из-за общего пренебрежения буквой "ё". Он не смог отстоять перед типографией правильное написание фамилии своего героя — Лёвина — в романе "Анна Каренина". Ведь для типографии тех лет "ё" со своим довеском в виде двух точек — отдельная головная боль. Современники вспоминали, как гневался Толстой, втолковывая, что Левин держит аптеку в Одессе, а его Константин Лёвин — настоящий русский помещик. Из этого ничего не вышло. Лёвин навек остался Левиным. Впрочем, может быть, всего лишь на век. У современных издателей есть шанс выполнить завет великого писателя и донести до потомков настоящую фамилию героя. (по материалам www.cigarclan.ru)


 Возраст героев в романе "Война и мир"
Лев Толстой не очень аккуратно обращался с возрастом героев в романе "Война и мир". Рассмотрим, к примеру, семью Ростовых. На дворе август 1805 г. - и мы впервые встречаемся с Наташей:... в комнату вбежала тринадцатилетняя девочка, запахнув что-то кисейной юбкою...
В том же самом августе 1805 г. мы знакомимся и со всеми остальными детьми из этой семьи, в частности, со старшей сестрой Верой: Старшая дочь графини была четырьмя годами старше сестры и держала себя уже как большая.
Таким образом, в августе 1805 Вере семнадцать лет. А теперь перенесемся в декабрь 1806 г.: Вера была двадцатилетняя красивая девица... Наташа полубарышня, полудевочка...
Мы видим, что за прошедшие год и четыре месяца Вера умудрилась вырасти на три года. Ей было семнадцать, а теперь ей не восемнадцать и не девятнадцать; ей сразу двадцать. Возраст Наташи в этом фрагменте задается метафорически, а не цифрой, что тоже, как выяснится, неспроста.
Пройдет еще ровно три года, и мы получим последнее сообщение о возрасте этих двух сестер: Наташе было шестнадцать лет, и был 1809 год, тот самый, до которого она четыре года тому назад по пальцам считала с Борисом, после того как она с ним поцеловалась.
Итак, за эти четыре года Наташа выросла на три, как, впрочем, и предполагалось. Вместо семнадцати или даже восемнадцати ей теперь шестнадцать. И больше уже не будет. Это последнее упоминание о ее возрасте. А что же тем временем происходит с ее несчастной старшей сестрой? 
Вере было двадцать четыре года, она выезжала везде, и, несмотря на то, что она несомненно была хороша и рассудительна, до сих пор никто никогда ей не сделал предложения.
Как мы видим, за три прошедших года Вера выросла на четыре. Если же считать с самого начала, то есть с августа 1805 г., то получается, что за четыре с небольшим года Вера выросла на семь лет. За этот временной промежуток разница в возрасте между Наташей и Верой удвоилась. Вера теперь уже не четырьмя, а восемью годами старше сестры.(фрагмент статьи М. М. Блинкиной "Возраст героев в романе 'Война и мир'", продолжение можно прочитать здесь)



Лев Толстой и Нобелевская премия
 Узнав о том, что Российская академия наук выдвинула его кандидатом на Нобелевскую премию по литературе за 1906 год, 8 октября 1906 года Лев Толстой направил письмо финскому писателю и переводчику Арвиду Ярнефельту. В нем Толстой просил своего знакомого через шведских коллег "постараться сделать так, чтобы мне не присуждали этой премии", ибо, "если бы это случилось, мне было бы очень неприятно отказываться". Ярнефельт выполнил это деликатное поручение, и премия была присуждена итальянскому поэту Джозуэ Кардуччи, имя которого сегодня известно разве что итальянским литературоведам. Толстой был доволен тем, что премия ему не присуждена. "Во-первых, – писал он, – это избавило меня от большого затруднения – распорядиться этими деньгами, которые, как и всякие деньги, по моему убеждению, могут приносить только зло; а во-вторых, это доставило мне честь и большое удовольствие получить выражение сочувствия со стороны стольких лиц, хотя и не знакомых мне, но все же мною глубоко уважаемых".(по материалам www.calend.ru)

0 коммент.:

Отправить комментарий